Сайт продается. По всем вопросам пишите: info@fence.by
     
Для чайников

Для чайников



Европейское холодное оружие

Европейское холодное оружие



Книга кинжалов

Книга кинжалов



Форум FENCE.BY

Форум FENCE.BY



Оружие FENCE.BY

Оружие FENCE.BY



Клуб фехтования Клуб фехтования Клуб фехтования Клуб фехтования Клуб фехтования Клуб фехтования Клуб фехтования Клуб фехтования

Партнеры:


Swimming.by

Клуб любителей бега

Боевой кавказский книжал. Традиции и легенды

Считалось и считается, что любой боевой кавказский кинжал был наделен своей душой. Подобно волшебной лампе Аладдина, в которой обитал джинн, каждый боевой кавказский кинжал также наделялся душой и имел своего собственного джинна. Однако, в отличие от лампы Аладдина, которому, чтобы вызвать джинна, нужно было потереть ее, для вызова грозного джинна кинжала достаточно было просто взять оружие за рукоять и извлечь клинок из ножен.

Магическое действие и сила кинжала начинали действовать прямо с момента, когда рукоять боевого кинжала оказывалась в руке. И по мере извлечения его из ножен сила джинна и его влияние возрастали.

Дух боевого кавказского кинжала всегда был верен своему хозяину. Именно поэтому переход кинжала от одного хозяина к другому был обставлен целым рядом ритуалов и обязательных условий. Боевой кинжал нельзя было просто подарить. Его дух мог обидеться и подвести нового владельца и даже отомстить за нанесённое оскорбление и обиду как прежнему, так и новому хозяину.

Кинжал можно было выкупить. Причем только за достойную цену. Однако сегодня эта традиция смены «хозяина» сохраняется в формальной плате простой медной монеткой и даже распространилась на все виды оружия.

Боевыми кавказскими кинжалами можно было обменяться. При этом данный обычай изначально предполагал равенство тех, кто менялся оружием. Такой обмен автоматически означал клятву в братской верности и предполагал такую же взаимную ответственность.

Формально, по традиции, боевой кавказский кинжал не дарится, а обязательно выкупается. Именно поэтому никакой кинжал не может быть унижен подозрением подкупа или взятки, сколь бы дорог он ни был. И это тоже традиции Кавказа.

Еще боевой кавказский кинжал мог быть приобретен в бою как справедливый военный трофей. И тогда дух кавказского кинжала должен был покорно сменить хозяина и служить новому так же надежно и преданно. Однако и здесь должно было быть соблюдено условие честного боя. Иначе дух кинжала мог отомстить за своего бывшего владельца.

Украсть боевой кавказский кинжал также считалось плохим предзнаменованием. И для того, у кого его украли, и для того, кто украл. Такой кинжал мог подвести его нового владельца в самый ответственный момент.

Конечно, всему этому можно найти множество материалистических и более чем понятных объяснений. Однако факт феномена кавказского боевого кинжала и особого к нему отношения остается фактом. Нельзя не признать, что традиции у каждого народа были, есть и будут. И основываются они на долгом народном опыте, проверенном временем и практикой.

В то же время считается, что у небоевого кавказского кинжала, так называемого сувенирного кинжала, душа либо может вообще отсутствовать, либо, даже если она и есть, то она слаба своей силой, дух оружия непонятен и невнятен, характер его непредсказуем и капризен. Поэтому воины старались избегать обладания и владения сувенирными кинжалами и стремились не хранить их в доме. Это могло принести неприятности в дом.

В отличие от боевого кавказского кинжала, сувенирный кинжал как символ не мог заменить его, как и не мог являться хранителем и защитником дома и являться таким талисманом.

Чем лучше и качественнее был боевой кавказский кинжал и чем более славной и долгой была его история, тем более силен был джинн кинжала. Особенно усиливалась сила кинжала и его духа, если он передавался из поколения в поколение, от отца к сыну, от деда к отцу.
Кинжалом могли наградить за смелость, заслуги и подвиг в бою. Но и в этом случае требовалось вознаградить достойной платой того, кто награждал таким образом.
Силе джинна и духа кавказского кинжала могла противостоять только сила духа или джинна кавказского или восточного клинка шашки или сабли.
Душа боевого кавказского кинжала заключена в его клинке. Все остальное могло меняться произвольно. И, по большому счету, все, кроме кинжального клинка, было не столь важным.
Боевой кавказский кинжал всегда был и остается — даже до сегодняшнего дня — символом свободы. Кавказский кинжал мог носиться только человеком свободным, который был бы готов в честном бою подтвердить свою независимость и статус свободного человека и воина. Человек, носивший боевой кавказский кинжал, не мог без причины уклониться от вызова на бой и безнаказанно снести оскорбление.

Чтобы не потерять лицо, каждый владелец боевого кавказского кинжала был обязан следить за своим оружием. И стараться, чтобы его кинжал был самым лучшим, достойным внимания, подражания и даже здорового чувства зависти. Для окружающих чувство гордости за свое оружие было всегда понятно на Кавказе и всячески поощрялось в обществе. Хороший кинжал всегда гарантировал уважение своему владельцу, и это зависело не от количества и веса злата и серебра, украшавшего оружие, а от качества и ухоженности стали клинка.

Хороший и достойный клинок можно было украшать, «одевать» в серебро, отделывая в лучших традициях народного творчества и искусства. Только узор на приборе кинжала мог указать на национальную принадлежность происхождения оружия, принадлежность к той или иной культуре, народу, племени или роду.

Традиции ношения боевого кавказского кинжала на Кавказе не прерывались во времени в полном объеме никогда. И даже во времена многочисленных запретов и ограничений ношение кавказского кинжала как часть национальной горской или казачьей одежды было в определенной степени открыто и свободно, оговорено и регламентировано законом. Хотя справедливости ради следует отметить, что и здесь на смену настоящему боевому кавказскому кинжалу часто приходили муляжи или сувенирные образцы — а-ля Кавказ. Чаще всего увидеть человека с кинжалом можно было на этнографических фестивалях и представлениях коллективов народной песни и пляски.

Легенд и традиций, связанных с боевым кавказским кинжалом, великое множество, и этот вопрос требует дополнительного исследования и даже книги. В этой работе акцент делается только на некоторые традиции и свойства, которые непосредственно связаны с таким качеством кавказского кинжала, которое заключается в слове «боевой».

Подобно модным сегодня традициям обозначения различными цветами уровней опасности, боевой кавказский кинжал всегда был отличным маркером обозначения готовности его владельца к использованию своего оружия.

Можно выделить пять ярко выраженных степеней готовности, которые могли быть продемонстрированы с помощью боевого кавказского кинжала.
•   Первая степень — наличие кинжала на поясе. Определяло статус владельца и его обязанность следовать традициям воина.
•   Вторая степень — левая рука удерживает ножны. Это означало, что владелец контролирует ситуацию и показывает окружающим, что он очень внимательно относится к происходящему, ситуации или обсуждаемому вопросу.
•   Третья степень — левая рука удерживает ножны, а правая обхватывает рукоять кинжала. Это означает полную готовность к бою либо подчеркивает особую торжественность. Допускалась, например, при принесении клятвы.
•   Четвертая степень — кинжал слегка, не более чем на треть, извлечен из ножен. Это могло означать угрозу применения оружия. Таким способом можно было оскорбить противника или вызвать человека на бой.
•   Пятая степень — извлечение кинжала из ножен. Это означало только одно: последующую за этим атаку. Атака должна была следовать мгновенно и незамедлительно. И чем стремительнее она была, тем более эффективнее было применение оружия.

Выхватывание и размахивание кинжалом было бессмысленно и унижало достоинство в первую очередь того, кто позволял себе это.

Обнажение кинжала кем бы то ни было без причины и необходимости, особенно в присутствии людей (и, не дай бог, женщин), считалось неприличным и могло быть воспринято как оскорбление или неуважение к окружающим. Это могло означать и расцениваться как недостойность поведения поступавшего, его невоспитанность и бескультурье, пренебрежение традициями и нормами общественного поведения. Такого человека окружающие могли посчитать хвастуном и недостойным человеком.

Относительно второй и третьей степеней существует даже поговорка: «Держать руку на кинжале». Это означало высшую степень готовности и решимости принять однозначное решение и действовать, реализуя его.

Еще одна важная традиция, связанная с кинжалом. Его клинок ни при каких условиях нельзя брать или трогать руками. Особенно посторонними. Даже при осмотре клинка. Это допускалось только при крайней необходимости, например, при уходе за оружием либо мастером-оружейником во время работы.